Heimdallr.
Это вообще законно?
Я просто сидела в кафе с друзьями, рассказывала про свои самые больнючие в жизни книги/манги/фильмы/сериалы, как вспомнила про "В лес, где мерцают светлячки". И тут я накрыл, что меня поняло. В общем, продолжение Марлезонского балета, дай бог сил дописать.


Название: Там, в лесу
Автор: .Хеймдалль.
Персонажи: Орсон Кренник/Боди Рук
Рейтинг: РG-13
Размер: миди, в процессе
Жанр: слэш, АУ, мистика
Предупреждение: беспардонное обращение с мифологией
Описание: Бодхи Рук точно знал, где и когда в нашем мире имеет место быть невероятное. Его частицу он носил на шее.

Бодхи привык подходить ко всему с предельной ответственностью. Отец любил говорить: "Если за что-то берешься, то доводит это до конца". Это стало его девизом на многие годы. Бодхи никогда не жалел сил и времени на выполнение даже самых простых заданий и по праву мог гордиться собой, как гордились им родители. Он был уже весьма взрослым - одиннадцать лет! - и не имел права отлынивать.

– Кто будет водить?

– Не я!

– И не я!

Друзья с нескрываемым торжеством повернулись к замешкавшемуся Бодхи и рассмеялись. Он расстроенно дернул себя за край футболки, но затем серьёзно кивнул, отвернулся к серой стене дома Джин и закрыл глаза:
– Один, два, три...

С хихиканьем и топотом друзья бросились в разные стороны, и Бодхи прислушивался к этим звукам, запоминая направления. Сзади хлопнула деревянная калитка, слева кто-то ойкнул, где-то загремел по асфальту случайно задетый камешек. Искать было не так интересно, как прятаться, но Бодхи старался найти в этом плюсы.

–... тридцать один, тридцать два, тридцать три...

С повышением отца им, наконец, начало хватать денег не только на собственно жизнь, но и на полноценный ремонт, который и был в срочном порядке затеян. На следующий день после того, как гостиную заполнили стройматериалы, мама собрала сумку и отвезла Бодхи к своей сестре. Она жила в небольшом городке, в тупике на его краю. Её дом был большим, старым и загадочным, со скрипучим полом и большими окнами, занавешенными тяжелыми шторами. Перед ним зарастали сорняком клумбы с астрами, в мутноватые окна второго этажа скреблись старые дикие яблони, а сзади дом подпирал могучий Лес.

У него было официальное название, но местные жители называли его просто Лесом. Он был древним, темным, пугающим и рос вплотную к городку с двух сторон. Местные жители восхищались им, но старались обходить стороной и редко пользовались дорогой, рассекающей его надвое, даже несмотря на то, что она вела прямиком в большой мир. Каждый год в Лесу пропадало хотя бы несколько человек, и те немногие, кто возвращался спустя недели или месяцы обратно, рассказывали престранные истории. Эти истории мгновенно расходились по городку и обрастали жуткими подробностями, от которых порой стыла в жилах кровь.

Все это Бодхи узнал от своих новых друзей, живших в том же тупике.

–... пятьдесят восемь, пятьдесят девять...

В соседнем доме слева жила Джин Эрсо – громкая и смешливая девочка на два года младше самого Бодхи. Несмотря на возраст и рост, она была самой храброй из них и однажды даже заходила неглубоко в Лес. По правую сторону жил капитан Кассиан – так он называл себя – их предводитель. Он умел разбирать и собирать приемники так, что они потом работали. Под его предводительством были и другие ребята, жившие на соседних улицах, но Бодхи видел их редко. Чаще всего он играл с капитаном и Джин.

–... девяносто восемь, девяносто девять... Сто! Я иду искать!

Бодхи повернулся направо, туда, где слышал шаги Джин. Наверняка, она побежала к Лесу, потому что там её будут искать дольше. Прежде всего, нужно было проверить яблони. Он перелез через рассыхающийся забор на свой участок, по каменной дорожке обогнул дом и застыл под ближайшим деревом, вглядываясь между узловатых ветвей. Здесь, под сенью яблонь, было сумрачно и прохладно. Джин видно не было.
Она точно путала следы, но Бодхи не так-то просто провести. Где-то на границе Леса сухо хрустнула ветка, и он резко обернулся.
«Ага!»
Он сделал несколько шагов вперёд и остановился, вглядываясь в загадочную темноту. Джин была там, за первыми деревьями, и, наверное, смеялась над трусостью мальчишек, которые никогда её не найдут. Бодхи сделал еще шаг и замер, во все глаза глядя на угрожающую темно-зеленую стену. По его спине пробежал холодок. Даже одного взгляда на исполинские стволы хватало, чтобы развернуться и никогда больше не приближаться к негостеприимному месту. Бодхи сжал кулаки и решительно пересек границу Леса.

Его мгновенно накрыло оглушающей тишиной. Лес навис над ним черной, угловатой громадой. Под кроссовками прела бурая листва и щелкали мелкие ветки. Бодхи оглянулся и сквозь просвет увидел, как ветер качает яблони. Но в Лесу бесконечно высокие деревья оставались неподвижными, и дышалось в нем особенно тяжело. Бодхи заглянул за ближайший ствол и попал лицом в старую паутину. Отмахиваясь и отплевываясь, он заглянул за другой, но и там никого не было.

«Проверю ещё одно и пойду обратно», – решил он.

С каждой секундой, проведенной в Лесу, ему становилось все страшнее. Он боялся и этой тишины, и густой темноты, за которой терялись нижние ветви, и чего-то ещё, чему не мог дать названия. Лес затаился и наблюдал за Бодхи тысячью глаз.

– Джин!

Вязкий воздух поглотил его крик. Сердце Бодхи ушло в пятки. Оглядываясь по сторонам, он попятился и уперся спиной в шершавый ствол. Над головой что-то протяжно, тоскливо заскрипело, и из глубины на него дохнуло затхлостью. Бодхи коротко вскрикнул и со всех ног рванул к дому. В спину ему заскрипели, зашуршали, завыли, под ноги бросались корни, а неоткуда взявшиеся высохшие ветки цепляли за футболку и волосы.

– Нет! Стойте!

Опушка была близко, но Бодхи не мог её достичь, сколько бы ни бежал. А сзади его волной догоняло что-то жуткое, вырвавшееся из полузабытых кошмаров, и он понимал, что как только это его коснется, всему придёт конец.

Внезапно что-то резко дернуло его влево, и Бодхи, больно ободрав ладони, упал на кучу листьев. Волна с гулом пронеслась мимо, поднялась вверх и разбилась о кроны. Лес вновь погрузился в тишину. Бодхи лежал на земле и уговаривал себя не плакать. Ему было страшно и очень хотелось домой, к родителям, подальше от этого жуткого леса.

– В следующий раз не кричи в Лесу.

В абсолютной, всепоглощающей тишине эти слова прозвучали громче выстрела. Бодхи затаил дыхание и медленно, как будто против воли, поднял глаза на говорящего. Напротив него на гладком коричневом бревне сидел старик. А может, и не старик. Морщины выдавали в нем пожилого человека, но нечеловечески яркие глаза были молоды. На старике была непритязательная серая одежда, какую Бодхи видел только в книжках по истории, и великолепный белый плащ. В окружающей темноте он сиял маяком, и Бодхи не мог отвести взгляда.
– Разве родители тебе не говорили, что сюда ходить нельзя? – спросил старик, странно выговаривая слова.
Бодхи замер, не решаясь говорить. Ему все ещё было слишком страшно, и даже дружелюбный тон не казался таким уж убедительным. Лес был жутким, опасным местом. Наверняка, этот белый старик хотел усыпить его бдительность, заманить к себе в дом и убить.

Старик слегка шевельнулся; Бодхи вздрогнул и немного отполз.

– Да не съем я тебя, – сказал он с бесконечной усталостью и поднялся.

Белый плащ пошёл мерцающими волнами и запахнулся, скрывая некрасивую одежду и босые ноги. Немного покачавшись с носка на пятку, старик резко подхватил обмершего Бодхи и попытался поднять, но ноги его не держали.

– Горе, – вздохнул старик, легко подхватил Бодхи на руки и пошёл в одну ему известную сторону.

– Куда вы меня несете? – осмелился спросить он.

– К людям.

– А вы разве не человек?

Старик хмыкнул и перехватил его поудобнее. Бодхи тихо ойкнул и вцепился в плащ. Ткань была скользкой и забавно шелестела, когда он проводил по ней ногтями. Страх постепенно уступал место усталости. Они шли по лесу, и ни один лист, ни одна ветка не хрустнула под ногами старика. Бодхи, опустив голову на его прохладное плечо, зачарованно наблюдал за мерцанием белой ткани и постепенно задремывал. В полусне ему чудились лица, выглядывающие между деревьев, шепотки и женский смех. Лес больше не был страшным и тихим, он жил и полнился чем-то необыкновенным. Кажется, отец говорил, что так не бывает.

– Как тебя зовут, мальчик? – спросил старик.

– Бодхи Рук, – ответил разомлевший Бодхи. – А вас?

– Хм, – протянул старик и ненадолго замолчал, – Кренник.

– Это не имя.

– Это оно.

– Людей так не зовут, – не сдавался Бодхи.

– Ты же сам сказал, что я не человек.

Бодхи не нашел, что ответить, и расстроенно замолчал. Они шли долго, даже слишком, если учесть, что в Лесу он сделал не более десяти шагов вперед. Но с дугой стороны если там есть страшная волна и босой старик в белом плаще, то почему бы и времени не идти по-своему? Дремота, согнанная было разговором, начала возвращаться. Иногда Бодхи приоткрывал глаза, поглядывал на Кренника и всякий раз ловил его косой взгляд.

В следующий раз, когда Бодхи открыл глаза, над его головой раскинулся не Лес, а знакомые старые яблони. Он с широким зевком поднял голову и посмотрел на неподвижного Кренника. Тот смотрел на затянутое тучами небо, и его глаза странно блестели. Бодхи шевельнулся, давая знать о своем пробуждении.

Кренник отмер и аккуратно поставил его на землю. Обратный путь занял по ощущениям Бодхи не больше часа, но он чувствовал себя полностью отдохнувшим.

– Где ты живешь?

– Здесь, – ответил Бодхи и указал на старый дом.

Кренник вскинул брови, что-то пробормотал себе под нос, но и только. Небо окончательно посерело, и первые капли застучали по желтеющим листьям. За час, что Бодхи провел в Лесу, заметно похолодало. Резкий ветер заставил его вздрогнуть и ссутулиться. Он повернулся к Креннику и отчего-то робко сказал:

– Я, наверное, пойду.

– Иди, – кивнул Кренник.

Но Бодхи все также не двигался с места. Он сомневался, стоит ли задавать возникший вопрос, и как его новый, не совсем человеческий знакомый отреагирует.

– Хочешь что-то спросить? – понял заминку мальчика Кренник.

– Да, – быстро ответил Бодхи и уже тише добавил, – если можно. От чего вы меня спасли?

Кренник не разозлился и даже наоборот. Он выпростал руку из-под плаща и положил на черноволосую голову.

– От кое-чего очень страшного. Не проси меня называть его имени, его нельзя произносить вслух. Просто знай, что он идет на громкие звуки. Так что если ты в следующий раз захочешь поиграть в Лесу, делай это молча. И еще, – он вложил в ладонь Бодхи маленький душистый мешочек на зеленой нитке, – носи это всегда с собой и не смей открывать. Ты меня понял?

Бодхи кивнул и вгляделся в мешочек. Он был из простой серой ткани и очень легкий. Пальцы чувствовали внутри разные непонятные предметы. В одном из них можно было смутно угадать камешек.

– Спасибо, – вскинул голову Бодхи, но рядом с ним уже никого не было.

Впрочем, это его не удивило. Кренник не был человеком и уходил не как человек. Бодхи надел мешочек на шею и спрятал под ворот футболки. Новый холодный порыв заставил его вздрогнуть и поспешить к дому, где точно было тепло.

Как рассказала плачущая тетя, Бодхи не было дома почти три недели.

@темы: фанфикшн-наше все))), далекая-далекая, гибискус