21:45 

Heimdallr.
Это вообще законно?
Иногда у меня случаются сюжетные сны.

Так однажды на втором или это был третий? курсе я в течение более двух недель смотрела зомбиапокалипсис. Это был многосерийный сон, в котором я, как последняя Элис, ушатывала полчища зомби. Каждую. мать ее. ночь. Стремно было засыпать.

Был сон про возвращение древней богини. Его я даже записала.
Я была не собой, а кем-то другим, у кого была младшая сестра и отец. Мы жили на краю деревни, недалеко от леса, чем пользовались: часто гуляли по опушке, забредали на болота, купались в местной речке и тд.
Все началось с того, что течение в реке начало вести себя как-то странно. Оно вдруг ни с того, ни с сего стало закручиваться в водовороты на ровном месте. Не сильно, но стремно, меня в один такой чуть не затянуло. Я вылезла на берег, подняла голову и увидела, что на небе образуется око бури. Перистые облака быстро-быстро соединялись в кучевые и темнели.
- Пойдем домой, - сказала я сестре. - Скоро дождь пойдет.
Мы собрались и ушли. Уже вечерело, зажигались первые звезды. Деревня находилась на западе, и когда я оглянулась назад, на восток, то увидела огромную, просто гигантскую луну. Она медленно поднималась из-за горизонта и была настолько близко к Земле, что невооруженным глазом можно было рассмотреть самые большие кратеры. Это было необычно, но красиво. А потом я посмотрела ниже и действительно испугалась.
- Что случилось? - спросила моя сестра.
Видимо, я побелела или что-то вроде этого.
- У Земли не одна, а две луны.
Внизу слева от большой была поднималась маленькая вторая луна. Ее бы не было видно, если бы расстояние до Земли было обычным, потому что эта луна была кромешно-черная, с синими прожилками. И один только ее вид меня так сильно испугал, что я схватила сестру за руку и побежала к дому.
Когда мы были уже в паре шагов от дома, начал идти снег. Летом! Я не оглядывалась назад, но понимала, что эти две луны встают все выше, и вон та черная виновата в снеге.
Дома нас ждал отец. Мы заперлись на все засовы, поужинали и легли спать. Но среди ночи я проснулась от тревожного чувства. Оно грызло меня, не давало уснуть, заставляло встать и проверить сестру. Я ему поддалась и обнаружила ее постель пустой. Я обежала весь дом, заглянула во все комнаты и щели, но ее нигде не было. От шума встал отец и заметил, что на антресоли не хватает ее верхней одежды.
Она просто встала, оделась и в ночи пошла наружу.
От одной мысли о том, чтобы выйти, мне становилось дико страшно. Что-то там было такое, что давило во мне сестринские чувства и заставляло оставаться дома, обходить все окна и не смотреться в зеркала. Через это я понимала, что если нарушу хоть один запрет, то случится что-то страшное. Отец, видимо, тоже это чувствовал. Мы забрались с ногами на его кровать, укрылись одеялом и просидели обнявшись до самого утра.
Едва забрезжил рассвет, нас стало отпускать. Мы собрались, взяли еды и вышли на улицу. За ночь все укрылось снегом. Солнце, которое уже должно было давно подняться, все еще только наполовину выглядывало из-за горизонта. Я подняла глаза, и прямо надо мной были эти все такие же огромные две луны. Один взгляд на них, и мне снова стало страшно, а довлеющее чувство не отпустило, даже когда я опустила глаза.
Отец тем временем нашел следы сестры. Они уводили на запад, в лес.
- Но почему она туда пошла? - спросила я, глядя на лес. - Она ведь боялась туда ходить, потому что там живут тролли.
Четкая цепочка следов вела нас сначала по опушке, а потом резко сворачивала внутрь. И все то время, что мы шли, я чувствовала на себе чьи-то жуткие взгляды. Кто-то смотрел на меня со всех сторон, наблюдал, преследовал, но на глаза не попадался. Кто-то не из нашего мира. Иногда краем глаза я видела черные росчерки по снегу, но продолжала идти вперед, потому что знала, что оглядываться нельзя. Если я оглянусь, то навсегда пропаду.
Мы шли уже по лесу, и вот тут началось самое страшное. Преследователи больше не прятались, а свободно показывались нам на глаза. Это были чернильные тени, которые постоянно перетекали из одной формы в другую. Несколько раз они нападали, но мы успевали от них убежать.
Так мы дошли до заброшенного дома. Там уже давно никто не жил: крыша провалилась, окна разбиты, дорожки заросли, все сараи покосились и вросли в землю. Я подошла к чудом сохранившемуся плетню и хотела было уже его
коснуться, как он внезапно превратился в зеркальную поверхность. В этой поверхности отражалась я, но очень странно: мое тело было белым, и только контуры обведены красным. Я смотрела и понимала, что это одновременно я и кто-то еще, использовавший мое отражение, чтобы посмотреть на меня. Я ударило рукой по зеркалу, отпрянула, и оно тут же превратилось обратно в плетень.
Тут ко мне подошла из неоткуда взявшаяся полноватая девушка в пестрой одежде и сказала:
- Ну вот что ты делаешь? Не сломай его смотри. Я тоже поглядеть хочу.
Она подошла к плетню, и все повторилось. Только в отличие от меня девушка, кажется, знала, что делала, и воспринимала это спокойно. А отражение - белое с красными контурами - начало жить своей жизнью. Оно подняло руку и растянуло безгубый рот в огромной улыбке.
- Видишь? - сказала девочка, когда заставила отражение пропасть. - Это не я и не ты. Это древняя - древнее Праматери - богиня. Она настолько стара, что даже не получила имени, потому что жила в те времена, когда мы только осваивали речь. Она олицетворяет все то, чего когда-либо боялось человечество. Не знаю, как нормально объяснить: темнота, тьма, монстры под кроватью, тени, невидимое чужое присутствие, загадочные шорохи и скрипы, безумие, смерть. Все эти аиды, хели и прочие - ее отражения. Она вернулась, когда вновь накопилось все то, что составляет ее суть, и взошла на небе своей луной. Та черная луна - ее знамя. И она будет в зените до тех пор, пока по земле ходит ее богиня. И пока она здесь, все мы dishonoured (девочка так и сказала, я не смогла это перевести адекватно).

Еще был очень атмосферный то ли кошмар, то ли просто напряженный сон.
Судя по пейзажу, место действия - Ближний Восток. Мимо меня шли толпы людей в традиционных одеждах. Почти все они тянули за собой на широких лентах вещи или технику. То ли переселялись, то ли что. Они нашли на какую-то полуразвалившуюся заброшенную деревню и решили там сделать привал: хоть и худая, но крыша над головой, колодец с питьевой водой, все такое. Разбрелись в поисках топлива для костров и в процессе случайно нашли в каком-то хлеве с десятка два мальчиков разных возрастов. Все грязные, полуголые, тощие. Они жили в этой деревне, но почему-то дальше хлева не уходили: на предложение пойти вместе к костру, еды, воды и одежды трясли головами, забивались все дальше в угол и молчали. Наконец, кому-то удалось разговорить одного мальчика, и он рассказал, что еще недавно эта была оживленная деревня, но потом что-то случилось, и все девочки поумирали, а взрослые куда-то исчезли. Остались вот только они. И еще под землей живет что-то страшное.
Спросившие вернулись к костру и внезапно поняли, что вон те черные коряги, валяющиеся тут и там, на самом деле трупы тех девочек. Но они почему-то не разлагались, а стали как будто обожженными и реально рассыпались. И тут какой-то умник, услышавший пересказ истории и выводы рассказчиков, подошел и пнул труп. Часть его рассыпалась в труху. А умник упал на колени, немного подергался и умер. Тут я почувствовала неладное и таки не ошиблась: внезапно с умника потекла жидкая черная грязь, и он стал крутиться так, будто вообще без костей был. Точнее это уже был не он, а та девочка, которую пнули, и которая стала монстром, искавшим новое тело. Но выбраться из своего старого не могла, пока кто-нибудь его не коснется. Поднялась паника. Люди натыкались на другие тела, падали и поднимались уже вот этими сраными гимнастами. А потом я провалилась в колодец, и оказалось, что дно его ложное, а под деревней есть то ли подобие канализации, то ли прорытые кем-то ходы. По одному из них на меня двигался какой-то осьминогообразнй монстр, который и был причиной эпидемии в деревне. Он заразил чем-то всех девочек, жителей перебил, а вот мальчиков тронуть не может. Сам. Зато если за него тронет зараженная девочка, то все норм. Собственно, переселение той девочки в новое тело и пробудило его из спячки, и теперь он ползет наверх, чтобы всех сожрать.

А буквально вчера мне приснился натуральный омегаверс! Хз с какой стати.
Ну там типа постапокалиптика. Нужно обнести в городе, который плохо доступен из-за мутантов, крупный магазин, до которого еще не добрались ни мародеры, ни сталкеры. Реально опасное задание. Ради него скооперировались три жилые зоны и послали по небольшому отряду. Я была в одном из таких. Ифчо я была омегой. Но по сути все ебали это в рот, потому что прежде всего я хороший боец.
Три отряда встретились в условленном месте - то ли больница, то ли школа, - где заночевали перед заданием. Вообще это время было дано на то, чтобы хотя бы познакомиться друг с другом. Возрастной разброс от 18 до 25 лет. Альфы, беты, омеги - все вперемешку.
Так получилось, что у парня-омеги из другого отряда началась течка. Мы все это чувствовали, очень даже, но никто ничего не делал, во-первых, потому что он парень никому не давал принципиально, а, во-вторых, потому что цивилизованные же все люди, чего, как звери, бросаться?
Мое спальное место было с краю моей группы, рядом с девушкой-альфой из другой - где-то на середине зала. Группа этого парня заняла место в углу и тихо, чтобы никто не услышал, перетирала за него и его недоступность. Фишка была в том, что у моей соседки был отменный слух, и она подслушивала и пересказывала своим девочкам (тот отряд почти полностью женский). Я тоже на время прибилась к ним, потому что надо же было налаживать отношения. И на самом деле, очень помогает их наладить, когда у тебя течка скоро. Все альфы тебя услышат.
Пока та девушка подслушивала, ее отряд тоже тихо и оч одобрительно обсуждал парня. Он сам стоял где-то в отдалении у окна и во всю развлекался вниманием пытающихся впечатлить его альф. Я отметила это. Девушка-альфа рядом со мной кивнула, потом придвинулась, уперлась мне в лоб своим лбом и сказала:
- У тебя тоже скоро течка. Давай проведем ее вместе.
И для привлечения внимания начала издавать урчащие звуки. Ну знаете, как голуби, когда самцы красуются и издают курлыканье. Так вот тут низкое, приятное урчание.
Я выпрямилась и сказала:
- Нет, спасибо.
Девушка тут же отсела, чтобы не быть назойливой. Но знаете, в принципе она мне понравилась. Она была высокой, худой, с очень смуглой кожей, узким и длинным лицом, длинным прямым носом, красивыми темно-карими глазами и черными, коротко стрижеными волосами. Плюс я чувствовала ее силу и скоро могла проверить в деле. Короче, решила, если она выживет на задании, то могу и сама намекнуть, что не против отношений. Но чтобы она поняла, что это не окончательный отказ, и я вообще-то собираюсь на нее посмотреть, начала кокетничать.
Потом мы легли спать, встали рано утром и отправились в город. Проснулась я на том моменте, когда мы только вошли.

@темы: словоблудие

URL
   

Все мы теперь солдаты

главная